Эксперт спрогнозировал, что будет с ценами и доходами граждан в 2022-м — Новости — Экономика — Свободная Пресса

0
16

По мнению шефа-аналитика компании TeleTrade Петра Пушкарева, в наступающем году рубль совсем не обязательно ждут новые встряски и волны ослабления. «Если не будет геополитически-санкционных и вирусных форс-мажоров, то валютные курсы могут вести себя даже спокойнее. Особенно в первом полугодии, когда биржевые котировки нефти и металлов могут легко получить инфляционный „пинок“, но уже по-настоящему высоко вверх».

Экономист отмечает, что уже сейчас промышленный спрос продолжает глобально расти, договоренности о снятии ограничений на поставки топлива из Ирана повисли в воздухе, а инфляция является не только российским, но и американским и европейским явлением, а поэтому сырье и может быстро дорожать что в долларах, что в евро: «Стоит только воплотиться в жизнь прогнозам таких авторитетных финансовых институтов как Bank of America или Goldman Sachs, о цене барреля в районе 110−120 долларов, как тут же и курсу доллара будет проще опуститься на время под отметку в 70 рублей, нежели взлететь к 80-ти и выше».

Как напоминает Петр Пушкарев, экспортный характер наполнения бюджета никто не отменял, и этот процесс способен породить даже своего рода избыток валютных поступлений на рынок, кроме того, подгоняемый привлекательными ставками процентов на бумаги российского госдолга.

«Выплаты по ним уже превышают 8,5% для 10-летних бумаг и 9% годовых для 6-месячных займов. А если не будет в ходу страшилок в духе отключения России от SWIFT и санкций „за Украину“, вряд ли возникнет повод и для мощного оттока капитала из рублевых финансовых инструментов», — указывает собеседник «Свободной прессы».

Другое дело, что, по его мнению, все эти закономерности касаются лишь финансовой сферы, давно существующей как бы отдельно от реалий экономики: «А здесь надеяться особо не на что. Едва ли не все „восстановление“ показателей по ВВП, производству и оборотам в России в 2021 году объяснялось, во-первых, вкладом в расчеты исключительно крупных компаний, которые и выехали-то исключительно на сверхблагоприятной конъюнктуре экспортных цен. То есть, на том, что от нас почти никак не зависит, если не считать работы над квотами добычи в рамках ОПЕК+. Что же касается остальной части несырьевого „роста“ на 80−90%, то он объясняется простым и сильным подорожанием товаров в стране. Растет рублевый вал производства в абсолютных рублевых цифрах, но вовсе не числом тонн или штук произведенных товаров или проданных услуг. Поэтому все прогнозные цифры о росте ВВП хоть на 4%, хоть на 5%, могут формально сколь угодно исполнятся, но и это не будет значить, что производство у нас выросло по факту, а средняя российская семья от этих „дутых“ цифр станет жить богаче».

Петр Пушкарев убежден: люди тратят накопления, или приобретают меньшее количество товаров за бо́льшие деньги, и нет оснований считать, будто этот грустный расклад изменится к лучшему и в новом году. Наоборот — высокая ключевая ставка сделала кредитные деньги еще менее доступными, и более дорогими для бизнеса, и это ни в какой мере не поможет сдержать инфляцию.

«Все компоненты завышенной себестоимости потом переносятся на конечного покупателя в магазине, так как больше окупить рентабельность производства просто некому. Если не будет специальных субсидий, выделение которых окажется завязано на увеличение фонда оплаты труда и на цели развития, то, увы, доходы неизбежно продолжат отставать от темпов роста цен», — подчеркивает экономист.

Экономический кризис

В России ожидают всплеск инфляции в 2022 году

В Госдуме назвали уровень МРОТ, который должен быть в России

Почти 50% россиян будут работать в новогодние праздники

Аналитик рассказал, каких изменений в экономике ждать в 2022 году

Все материалы по теме (4793)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here